Viber

Whatsapp

Telegram

Messenger

Зв'язатись з нами
Сховати
Будущее гештальт-терапии-терапии постмодернизма

Будущее гештальт-терапии-терапии постмодернизма

Эта статья – некоторые мои размышления о настоящем и будущем психотерапии. Исследовать эту тему я хочу через призму искусства,  которое, на мой взгляд, наиболее ярко отображает все процессы, которые происходят в обществе.

Если описывать психотерапию как деятельность, направленную на избавление человека от различных проблем (эмоциональных, личностных, социальных, и т. п.), то исследование психотерапии невозможно без понимания того, с какими людьми работают психотерапевты. Какой он - современный клиент?  «Каждый клиент индивидуален»!  Чаще всего в классической парадигме гештальт-терапии мы опираемся на феноменологический подход и  на эту аксиому.   Но  современные  теоретики  гештальт-терапии все больше внимания уделяют взаимосвязям индивидуума и того социального мира, в котором он живет. Г. Уилер в своей книге «Гештальт-терапия постмодерна. За пределами индивидуализма»  рассматривает идеи о том, что действия индивидуума предопределены предпочтениями и ценностями  культуры, в которой он живет.

Работая с клиентом, мы задумываемся о том, как проблема, с которой он пришел к психотерапевту, формируется в его семейной системе, какие процессы в обществе  влияют на эту семейную систему.  При групповой терапии психотерапевт работает с групповой фигурой, которая формируется группой благодаря внесению личного опыта каждым участником группы.  Любая группа людей, будь то семья или рабочий  коллектив,  является частью еще большей группы - населения страны, которое, в свою очередь, входит во всемирное сообщество.  То есть, можно говорить о том, что  каждый индивидуум влияет на формирование потребностей всемирного сообщества,  и точно так же общество влияет на формирование потребностей каждого отдельного индивидуума.  

В этой статье мне хотелось бы подумать в обратном порядке: от процессов, которые происходят в общественной культуре, до проблем,  с которыми приходят клиенты к психотерапевтам. Исходя из этого -  некоторые мои размышления о том,  какое будущее ждет  психотерапию и, в частности, любимую мною гештальт-терапию.

Очень наглядно демонстрирует все процессы, которые происходят в  обществе той или иной эпохи, искусство.  Живопись, литература, музыка, кинематограф и др. направления в искусстве наиболее ярко описывают те проблемы, которыми живет общество и каждый его составляющий индивидуум.

Изучая различные течения в искусстве, можно провести аналогию с теми событиями, которые происходили в обществе в период наибольшего рассвета этого течения.  В данной статье я сделаю небольшой обзор направлений и течений в искусстве  ХХ века и подробнее остановлюсь на современных течениях постмодернизма, так как мы живем и работаем в эпоху постмодернизма.   

  В конце XIX в. произошли необратимые изменения, касающиеся нового понимания человека, его отношения к миру, нового языка искусства. Пример такого нового отношения дала французская живопись, которая стала не только активно темпераментной, но окрашенной субъективными переживаниями человека: появляется импрессионизм, главная цель которого — запечатлеть мгновение жизни. Чопорные, директивные школы живописи, главным принципом которых были четкие предписания того, как должен видеть художник, дали трещину. На смену им пришли школы, где первостепенной ценностью картины является субъективный взгляд художника.  Начало ХХ века характеризуется резкими переменами, стремительным технологическим развитием, войнами и революциями.  В культурологии, искусствоведении и науке этот культурный процесс рубежа XIX — XX вв. получил название «декаданс», а искусство и литература — декадентские. Главное свойство и особенность декаданса — растерянность перед резко изменявшимся миром: общество оказалось неспособным рационально, научно объяснить происходившие перемены в политике и экономике, новые социальные отношения, новую картину мира. Сложилось противоречивое сознание, затронувшее важнейший элемент мировоззрения, — вопрос о закономерностях в природной и социальной действительности. Искусство декаданса является отражением всех социальных и мировоззренческих противоречий. Появляются такие направления как футуризм, экспрессионизм, фовизм, сюрреализм. Для эстетики экспрессионизма характерен приоритет выражения перед изображением, на первый план выдвигается кричащее «Я» художника, которое вытесняет объект изображения. Футуристы полностью отрицали все предшествующее искусство, провозглашалась вульгарность, бездуховный идеал технократического общества, наив. Одним из характерных методов художника-сюрреалиста является отстранение от осознанного творчества, что делает его инструментом, различными способами извлекающим причудливые образы подсознания, родственные галлюцинациям. Ведущим эстетическим принципом сюрреализма было автоматическое письмо, основывающееся на теории 3. Фрейда. Автоматическое письмо — творчество без контроля разума, запись свободных ассоциаций, грез, сновидений. Общим для всех этих направлений является  иллюзорность, маскарадность, иррациональность образов, что точно отображает те проблемы, с которыми столкнулось общество.  В литературе, театре, музыке протекали схожие процессы.

Многообразие стилей и методов в культуре XX в., отошедших от классических приемов художественного творчества, получило название модернизм. В переводе с французского модернизм — «новый, современный». В целом это совокупность эстетических школ и течений конца XIX — начала XX вв., характеризующихся разрывом с традиционными реалистическими течениями. Модернизм объединил различное творческое осмысление особенностей времени декаданса: ощущение дисгармонии мира, нестабильность человеческого существования, бунт против рационалистического искусства и растущая роль абстрактного мышления, трансцендентальность и мистицизм, стремление к новаторству любой ценой.  Искусство начала  ХХ века стало своеобразным взрывом, благодаря которому наружу вырвались все демоны, которые так тщательно скрывались в эпоху реализма, классицизма с их чопорностью, жесткостью форм и образов, идеализацией мира. Начало ХХ века – это эпоха агрессии, мировых войн, небывалой жестокости. Пабло Пикассо, яркий представитель эпохи модернизма, в одной из самых знаменитых из своих работ - картине «Герника»  гениально отображает весь ужас второй мировой войны. Удивительно то, что картина написана  еще до начала войны. Причиной создания «Герники» Пикассо стала бомбардировка города страны басков — Герники. Во время Гражданской войны в Испании 26 апреля 1937 года легион «Кондор», добровольческое подразделение люфтваффе, совершил налёт на Гернику. Это событие настолько потрясло художника, что он своей картиной сделал своеобразное предсказание грядущей войны – уродливой, иррациональной, с гримасами ужаса, страха, абсурдности происходящего.

В послевоенные годы к идеям модернизма подключились идеи гуманизма и человечности.  В этих умонастроениях искусство символизирует нерушимую высокую ценность, противостоящую гибели и распаду; творчество художника служит здесь противовесом бесчеловечности и одичанию.  Вместе с этим в послевоенные годы   основными средствами построения нового общества и достижения светлого будущего объявляются просвещение и воспитание. Решающая роль при этом отводится разуму – его прогрессу и способности человека к бесконечному самосовершенствованию. Разум провозглашается высшим судьёй всего существующего. Предполагалось, что эти  провозглашенные  принципы, идеалы и ценности благодаря прогрессу разума и просвещения охватят всё человечество, поскольку все люди имеют одну и ту же природу и один и тот же разум. Высшая форма разума – наука – даст рациональное объяснение законов природы и откроет доступ к её несметным богатствам. Эти процессы в обществе постепенно привели к тому, что,   начиная с 60-х г., модернизм вступает в стадию постмодернизма.

 Постмодернизм - художественная и культурная идеология второй половины ХХ в., ориентированная на коррекцию идеологии модернизма в новых исторических условиях. Осознание необходимости этого пришло с пониманием того, что модернизм с характерными для него социальными, политическими, эстетическими утопиями каким-то образом связан с тоталитаризмом и насилием.   Существует точка зрения, что постмодернизм представляет собой особый вид мировоззрения, ориентированный на создание такого жизненного пространства, где главными ценностями становятся свобода во всём, спонтанность деятельности человека, игровое начало. Постмодернистское сознание направлено на отрицание всякого рода норм и традиций, на отказ от авторитетов любого ранга. Иная точка зрения рассматривает постмодернизм как направление современной европейской культуры, сформировавшееся  в 70-80 гг. с целью преодоления духовного кризиса современного общества и устранения разрыва между массовой и элитарной культурой.  Все его характеристики выглядят аморфными, неопределёнными, размытыми. В нем нет четко выраженной социально-классовой структуры. Уровень потребления, главным образом материального, выступает в нем основным критерием деления на социальные слои, между которыми нет какого-либо существенного противостояния.

Широко используется ирония, игра, аллегория, пародия. Постмодернисткий принцип плюрализма формирует новое направление познания человеком общества и развития культуры. Он основывается на отказе познания мира только с помощью одного разума. Основание знаний постмодернизм видит не в истине и разуме, а в коммуникации, общении, в повседневности. Отвергается объективизм и логическая доказательность, допускаются различные ракурсы видения проблемы, утверждается неустранимая множественность взглядов на одну и ту же реальность. Неопределенность становится главным понятием постмодернизма.

Постмодернизму присуща одновременная ориентация на массу и элиту. Живопись и скульптура всё более тяготеют к беспредметности. Кино, видео, телевидение, рок-музыка, компьютерная графика (виртуальная реальность) сочетают в себе характерные отличительные черты искусства постмодерна: стирание граней между сферой духовной культуры и уровнями сознания, между научным и обыденным сознанием, между высоким искусством и китчем.

Постмодернизм вобрал в себя многие течения модернизма, переосмыслив их, трансформировав в новой философии.

 Постмодернизм в живописи представляют художники: С.Киа, Ф.Клементе, Э.Кукки, М.Палладино, Ж.Гаруст, А.Пенк, Д.Шнабел. Это течение иногда называют неофовизмом и неоэкспрессионизмом (трансавангард).

Трансавангард в своём движении пересекает множество территорий культуры и искусства. Основным творческим приемом является цитирование. Представителями постмодернизма в кино являются режиссеры П.Гринуэй, Ж Ж.Бейнекс.

Искусство постмодернизма является искусством детали, нюанса, полутона. Оно не претендует быть «великим», «вечным искусством». Оно часто довольствуется малым. В нем есть все, но как бы в миниатюре: не слишком большие чувства, умеренные страсти, скромные мысли. Всему возвышенному, значительному и грандиозному оно предпочитает иронию, пародию, насмешку, шутку, гротеск. Для него не существует никаких правил жанра или стиля. Его не мучают противоречивость, амбивалентность, бессвязность, смешение стилей и жанров. Его произведения нередко выглядят странными гибридами, в которых модернизм сочетается с китчем. Однако, в отличие от авангарда, произведения которого часто имеют отталкивающий вид, произведения постмодернизма имеют красивый, приятный, ласкающий взгляд или слух, вид.

Произведения искусства постмодернизма очень неоднозначны, они как бы говорят нам – первое впечатление обманчиво, за шуткой, сложностью образов, китчем скрывается что-то другое, что  нельзя увидеть, можно почувствовать, прожить, чтобы понять.

Если вы еще читаете эту статью, то наверняка уже назрел вопрос «при чем же тут гештальт-терапия?». Такой детальный анализ культуры ХХ века был необходим для того, чтобы глубже понять, почему родилась гештальт-терапия, какой общественной потребности служило ее появление?

Гештальт-терапия возникла в эпоху зарождения постмодернизма, вобрала в себя основные принципы и идеи этого направления. Культурный кризис, который привел к зарождению постмодернизма, отразился на обществе в целом и на каждом отдельном индивидууме в отдельности, в западном обществе в начале 60-х годов, на постсоветском пространстве в начале 80-х.   Эту же периодизацию мы называем, когда говорим о рождении гештальт-терапии. Исходя из этих идей,  мы можем говорить о том, что теория гештальт-терапии возникла как инструмент решения тех общественных проблем, которые существовали в то время. 

Некоторые идеи гештальт-терапии, которые можно назвать постмодернисткими: 1. Уход от рационализации к диалогу. 2. Неопределенности, неясности – являются ресурсными состояниями, отправной точкой  в терапии. 3. В терапии  используются техники провокации, парадокса, игры. 4. Отрицание интерпретации и феноменологический подход являются своего рода отрицанием авторитетов и признанием субъективности восприятия мира. 5. Ирония является одним из инструментов терапевта, помогающая переосмыслить восприятие проблемы 6.  Смешение различных направлений, методов, подходов в терапии.

Так, психоанализ возник на рубеже ХІХ и ХХ веков и служил потребностям клиентов того времени.  Клиентами Фрейда были люди из высших слоев общества, которые были воспитаны в строгих  традициях. Первоначальный фрейдисткий анализ отображал проблемы этих клиентов, это могли быть проблемы сексуального характера, связанного с большим колличеством общественных запретов, жестких предписаний и предрасудков.  Во времена рождения гештальт-терапии,  опираясь на задокументированные сессии Ф. Перлза, клиенты приходили с проблемами связанными с сильным контролем, лишающим спонтанности и удовольствия, с слабой чувствительностью и подменой своих потребностей, потребностями общества. Некоторые сессии из книги «Гештальтсеминары»  иллюстрируют эту проблематику:

« Гленн: Я вроде бы дрожу и у меня какое-то — возбуждение в груди, как будто дрожь. Мне не нравиться мой голос... Колено у меня горит, и голени. Брюки поддернуты на ногах. Когда я садился, я поддернул брюки.

Фритц: Как это связано с тем, что тебе не нравится твой голос?

Г: Никак. Это не связано.

Ф: Ты перепрыгнул от голоса к ногам... Короче говоря, когда тебе не нравился твой голос, ты был в промежуточной зоне... Вместо того, чтобы воспринимать свой голос, ты судил о нем, (Г: Я судил о нем.) ты что-то делал...

Г: Да. Вместо того, чтобы услышать его, как полый, несколько трясущийся, я услышал его, как плохой.

Ф: Да. Я заметил, как ты превратился из писателя в судью. (смех)... Видишь ли, когда ты судишь, ты уже не можешь воспринимать, потому что ты слишком занят: ищешь причины и объяснения, защиты и всякое такое...

Г: Мне даже сидеть здесь тяжело. Я сужу, что я нетерпелив, что я должен что-то сделать.

Ф: О'кей. Оставайся в промежуточной зоне. Ознакомься получше с тем, что там происходит...

Г: Я даже не уверен, как это сделать. Я чувствую себя так (смеется), как будто заполняю документы. Я сужу и все о'кей. Вот где я, в промежуточной зоне. (смех) Смех — от него мне становится легче. Моя шея напряжена и тут же возникает мысль: «Вот этого не следует делать», я должен расслабиться... Мое горло напряжено... На мне как будто бы шоры, я не могу повернуть голову. (поворачивает голову) Но я могу. Я чувствую, что я каким-то образом копаю яму, я сам себя загоняю в угол... Я не хочу этого делать... Я начинаю чувствовать, что все судят обо мне, что ты судишь обо мне, что ты судишь обо мне тем, что зеваешь, ты судишь обо мне своим беспокойством.

Ф: Видишь, как все больше и больше расширяется промежуточная зона. Ты все больше и больше теряешь соприкосновение с собой и с миром. У тебя очень милая, сочная паранойя. (смех)

Г: Я бы лучше ее сузил. Я действительно начинаю глупо себя чувствовать. (смех) Как будто все в точности наоборот. Теперь я делаю то, что я пытался не делать несколько дней — я остаюсь в этой чертовой промежуточной зоне. (смех продолжается)

Ф: Ну и что же произошло с этим смехом? Ты поместил этот смех среди примечаний? Ты его растолковал, как враждебный по отношению к тебе или...? У меня сложилось впечатление, что ты выпрыгнул из своей паранойи и просто наслаждался смехом.

Г: Да, это было здорово. Ближе к концу я начал обдумывать и судить. (всхлипывает от смеха) Да. (добродушно) Словно я не могу позволить этому просто быть. Я должен решить, плюс это или минус.

Ф: Я думаю, мы можем с уверенностью сказать, что в твоей промежуточной зоне есть то, что мы называем собакой сверху, суперэго... оно судит тебя, говорит тебе, как поступить.

Собакой сверху Перлз называет общество, которое давит на индивида, интересы которого он делает первостепенными.

«Все невротические затруднения возникают из неспособности индивида находить и поддерживать правильное равновесие между собой и остальным миром, и всем им присуще то обстоятельство, что в неврозе социальная граница и граница среды ощущается сдвинутой слишком далеко в сторону индивида. Невротик – это человек, на которого слишком сильно давит общество.» - Ф.Перзл.

 Этот принцип описывает понимание возникновения невроза в гештальт-терапии.

В этой небольшой сессии показан уход от рационализации к контакту, выражение «Оставайся в промежуточной зоне» или как часто говорят гештальт-терапевты «побудь в этом» отображает принцип  ресурсных состояний неопределенности, неясности, в сессии есть и ирония и отрицание авторитетов.

Гештальт-терапия призвана помочь человеку контактировать с окружающим миром. Основными механизмами прерываниями контакта являются: ретрофлексия, интроекция, проекция, конфлюэнция. Ретрофлексия лишает человека спонтанности, свободы предъявления себя. С помощью терапии человек возвращает себе эти ценности, которые также являются постмодернисткими. Интроекция заставляет человека жить чужими идеями, установками, идеалами. С помощью терапии человек частично отвергает авторитеты и находит свои идеалы, что тоже обусловлено постмодернистким явлением.

Мы, как гештальт-терапевты работаем с клиентами эпохи постмодернизма. Кто они? Конечно, это уже не то общество, которое было в 60-е. Постмодернисткое общество 60-х – это общество бунтовщиков, хиппи, отвергающее традиции, стереотипы, пропагандирующее полную свободу, гуманность, удовольствие и спонтанность.  Современное постмодернисткое общество вобрало все хорошее и все плохое эпохи постмодернизма. Новое поколение молодежи гораздо менее скованно в свободе выражения, более спонтанно в своем предъявлении, молодые люди чаще не опираются на родительский опыт и семейные традиции, живут всяческими удовольствиями, они не стремятся к большим достижениям и живут сегодняшним днем.  В обществе существует практически безграничная свобода,  спонтанность, часто граничащая с абсурдом. Общественная жизнь во всех сферах становится все более и более театрализованной. Политики, бизнесмены, научные деятели становятся актерами, основным видом их деятельности все больше становится пиар. Ведутся дискуссии о кризисе науки. В полной свободе выражения не рождается ничего нового, больше переосмысливается и цитируется уже созданные законы и истины. В науке и искусстве нет ярких, грандиозных достижений, ярких личностей.   Общество все более становится контрзависимым, отвергающим какие-либо традиции, не создавая новых. Ну, и , конечно же, современное общество – общество информационных технологий, все больше и больше погружающееся в мир нереальности. Многие культурологи, ссылаясь на эти и другие проблемы современности,  заявляют о кризисе постмодернизма. Из полной свободы, вседозволенности, когда испробованы все известные средства и материалы, исследованы все грани от нечеловеческой жестокости до безграничной гуманности, может родиться что-то совершенно новое, гениальное, великое, что станет маркером новой эпохи. Эти культурологические предпосылки разбудили мою фантазию о будущем гештальт-терапии.

Терапия контакта в новом обществе приобретает качественно иной смысл. Основная общественная проблематика – это полный уход от контакта в мир информационных технологий. Гештальт-терапия будет  призвана возвращать общество в реальность из мира интернета, сохранять общегуманистические ценности в стремительно меняющемся мире электроники и информатики. При этом из свободы и множества экспериментов родятся новые научные теории. В гештальт-терапии это время рождения новых теорий и методик, которые будут интегрировать приобретенный опыт и соответствовать новым общественным потребностям. Возможно, это время будет менее творческим и спонтанным, но в результате этой работы появятся новые яркие личности, которые впишут свое имя в историю гештальт-терапии. В обществе без принципов и традиций задачей психотерапии станет формирование новых традиций, которые послужат объединению и совместности разрозненного общества. Творчество  приобретет границы, которые можно назвать наукой.

Програми тренера
14.06.2022
18:00 - 19:00 за Києвом
Ефір

Воробйова Юлія, Тренер МІГТІМ

300 грн
14.06 Лекції 2 Ступеня
Лекції 2 ступені| Видео|
14.06.2022
18:00 - 20:00 за Києвом
2 лекції

Воробйова Юлія, Тренер МІГТІМ

Захарова Тетяна, Провідний тренер (супервізор) МІГТІМ

300 грн
ДИВИТИСЬ ПРОГРАМИ
Рекомендовані статті
ХОЧЕТЕ ЗАЛИШИТИ ВІДГУК?
Відгуки інших користувачів (0)
Тут ще немає жодного відгуку.