Viber

Whatsapp

Telegram

Messenger

Связаться с нами
Спрятать
Анатомия страхов

Анатомия страхов

Зачем писать о страхах, когда вокруг столько прекрасных тем - любовь, бизнес, дети, семейная терапия, спросите Вы? Мой выбор очень прост, я хочу познакомить Вас с ресурсами! Да, с ресурсами, которые используются на «пугание» и сдерживание, на выбор находиться в ожидании страшного, которое не факт, что произойдет. Что мы можем получить, если повернуться лицом к собственным страхам? Если заглянем в темные, пугающие тайники самого себя, и не для того, чтобы почувствовать стыд или заняться самобичеванием, а чтобы высвободить заключенные в них потенциальные жизненные силы. Страх – чувство, возникающее в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию человека и направленное на источник действительной или воображаемой опасности. Чем страх отличается от боли и других видов страдания, вызываемых реальным действием опасных факторов? Отличие в том, что страх возникает при их предвосхищении.

В зависимости от характера угрозы, интенсивность переживания страха варьирует широком диапазоне оттенков: опасение, боязнь, испуг, ужас. Если источник опасности неопределёнен или неосознан, возникающее состояние называется тревогой.

Функционально страх служит предупреждением о предстоящей опасности, позволяет сосредоточить внимание на ее источнике, побуждает искать пути её избегания. В случае, когда он достигает силы аффекта (панический страх, ужас), он способен навязать стереотипы поведения – бегство, оцепенение, защитную агрессию. Такие разные, можно даже сказать, противоположные реакции – убежать или напасть, связанны с выбросом в кровь большого количества адреналина. Если очень кратко – адреналин гормон надпочечников, который при стрессе влияет на весь организм, приводя его в «боеготовность». Наверняка Вам знакомы такие телесные проявления – усиление сердцебиения, расширение зрачков, сухость во рту, дрожь. Все это дает нам возможность напасть или убежать от опасности. Но социальное осуждение страха выступает в наше время как регулятор поведения - напасть нельзя, убежать тоже, только замереть и остается. Так мы обучаемся сдерживать себя, при этом страх лишается приспособительного значения и оценивается негативно, становясь синонимом «трусости».

Сформированные реакции страха стойки и способны сохраняться даже при понимании их бессмысленности.

Мне импонирует метафорический подход Хосе Стивенса, где страх – дракон, как что-то живущее внутри нас, образ, преграждающий путь к развитию и движению через опасения и страхи.

В детских сказках герои сражаются с драконами и одолевают их, расчищая себе путь к победе, получая вознаграждение. Эта динамичная, мужская, западная сказка про ведения поединков с драконами. В восточным сказках более женский подход к делу, направленный на изменение – трансформацию чудовищ. В искусстве ведения войны общеизвестным является факт, что если вы обороняетесь или нападаете на неприятеля, вы неизбежно подвергаете себя риску быть раненым или даже убитым. Наилучшей стратегией является знание своих противников, умение предвидеть их действия и способность дать им возможность уничтожить друг друга самим, не делая себя при этом их мишенью. Сказанное вовсе не означает, что мы уклоняемся от встречи с неприятелем: мы продолжаем поединок, но энергия наших усилий направлена не на сгорание в пылу сражения, а на тактику распознавания.

При первом столкновении дракон неизменно наводит страх на одинокого путника. Лишь много позже, хорошенько с ним познакомившись, мы начинаем понимать, что сам дракон и дает нам ключ к спасению - необходимую информацию о том, как обратить мощь его когтей себе на пользу, и вместо обещанного, неизбежного поражения обрести победу. Хосе Стивенс предлагает рассмотреть 7 вариантов драконов, семь основных страхов:

  1. Дракон высокомерия
    Страх перед собственной незащищенностью, уязвимость и страх перед возможным вынесением негативной оценки; завышенное представление о собственной значимости. Люди, испытывающие воздействие этого дракона, плавают от чувства напыщенности и собственной особенности до ощущения подавленности и полной никчемности. Их страхи выражаются в отчужденности, оторванности, стеснительности, притворстве, самолюбовании, ложном представлении о собственной значимости и критическом отношении окружающих. Они пытаются выглядеть совершенными и безупречными в глазах других людей, поскольку в детстве подвергались бесконечным сравнениям с завышенными стандартами.
  2. Дракон самоуничижения
    Страх перед собственной неполноценностью и плохой подготовленностью к жизненным испытаниям; заниженное самоуважение. Страх людей с этим драконом проявляется в их раболепствовании, пресмыкании, нескончаемых извинениях, робости, подавленности и самокритичном отношении. Они избегают критики окружающих, первыми подвергая себя критической оценке. В детстве подвергались давлению со стороны родителей и унижениям.
  3. Дракон нетерпеливости
    Страх перед возможностью упустить время. Люди, терзаемые этим драконом, отличаются несдержанностью, нередко пребывают в состоянии стресса, пытаются сделать слишком многое за короткий промежуток времени и неизменно живут мечтами о будущем. Они обладают слабой связью с текущим моментом и нередко могут стать жертвой несчастного случая. В детстве были лишены приобретения достаточного жизненного опыта.
  4. Дракон мученичества
    Страх перед возможностью оказаться загнанным в угол сложившимися обстоятельствами или в результате давления со стороны. Люди, испытывающие воздействие этого дракона, склонны к жалобам, выражению недовольства и сориентированы на то, чтобы превращать себя в жертву. Они обладают настоящим талантом зарождать у окружающих чувство вины. В детстве были принуждены к постоянному повиновению.
  5. Дракон жадности
    Страх основан на ощущении недостаточности того, что может предложить окружающее. Страх людей, терзаемых этим драконом, выражается в привязанностях к пагубным привычкам, обжорстве, ненасытности, домогательствах чего-либо, им не принадлежащего, страсти к накопительству или всяческом подавлении собственных желаний. Их жадность распространяется на пищу, власть, богатство, секс или нечто специфическое. В детстве испытывали чувство лишенности и покинутости.
  6. Дракон саморазрушения
    Страх перед потерей контроля. Люди с воздействием этого дракона испытывают прочную привязанность к пагубным привычкам и обладают склонностью к насилию и самоубийству. Отличаются дикой, необузданной манерой поведения, направленной на саботирование своего существования. Редко живут достаточно долго, поскольку не способны найти смысл жизни. В детстве подвергались оскорблениям и испытывали чувство покинутости.
  7. Дракон упрямства
    Страх перед чьим-либо авторитетом и неожиданными переменами. Страх людей, терзаемых этим драконом, выражается в проявлении открытого неповиновения, неуступчивости, твердоголовой непоколебимости в отстаивании своей позиции, склонности к оспариванию чужого мнения и полном отказе к нему прислушаться. Своим поведением пытается замедлить ход события и выторговать себе немного времени. В детстве были лишены возможности иметь собственное мнение и принуждены делать то, что им говорят.

Возможно, Вы опознали своих драконов, с которыми встречались и продолжаете жить рядом. В процессе работы с клиентами, приносящими тему страхов в терапию, я увидела, что каждый человек имеет право выбора - бояться и не бояться. Те, кто выбирают не бояться, делают шаг в сторону осознанности и поднимаются на ступеньку выше в своём развитии. Для меня период работы со своими страхами дал смелость идти именно туда, где они есть, подтверждая то, что страх живет по вектору желания. Работа со страхами в гештальт -терапии позволяет встречаться со своим страхом, приближаться, рассматривать, вести с ним разговор в безопасности и при поддержке терапевта. Ведь любой страх - величина переменная, он может занимать в нас больше места, а может - меньше. Можно сказать себе: страх - часть меня, и я могу его трансформировать, изучить, сжать до точки. Задача терапии – попробовать поискать свое уникальное «оружие» против драконов, свой способ их приручить!

Литература:

  1. Польстер И., Польстер М. Интегрированная гештальт-терапия: Контуры теории и практики. – М.: «Класс», 1997.
  2. Зеланд В. Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов. – СПб.: ИГ «Весь», 2005.
  3. Зигмунд Фрейд: Хроника – хрестоматия./Сост. Вал.А. Луков, Вл.А. Луков - М.: Флинта: Московский психолого-социальный институт, 1999.
  4. Хосе Стивенс « Приручи своих драконов».
  5. Гулдинг М., Гулдинг Р. Психотерапия нового решения. Теория и практика. - М.: «Класс», 1997.

 

Рекомендованные статьи